Внимание!!! Теперь фотографии можно загружать любых размеров. Чтобы выключить данное сообщение нажмите на крестик справа

Нумизматика и Эрмитаж

Все что не попало в тематические рубрики
Shnurok
......................................
......................................
Сообщения: 2255
Зарегистрирован: 27 янв 2018, 16:20:58
Ƶ: 100
Репутация: 1529

Нумизматика и Эрмитаж

Сообщение Shnurok » 13 апр 2018, 14:49:49

А теперь кратко охарактеризуем основные нумизматические собрания в нашей стране.

Начало деятельности отдела нумизматики Исторического музея в Москве, открытого в 1883 г., было тесно связано с работой Московского нумизматического общества, так как центральным руководителем их был А. В. Орешников (1855—1933), сделавший много для развития русской и античной нумизматики. В состав собрания вошли известные коллекции: в 1886 г. — коллекция русских монет А. Д. Черткова — «отца нумизматической русской систематизации», в начале XX в. — коллекция античных монет П. О. Бурачкова. В 1918— 1919 гг. отделу, который как раз в это время стал самостоятельным, передал большую коллекцию восточных монет (ок. 16 тыс. экз.) и нумизматическую библиотеку П. В. Зубов. К 1979 г. собрание музея достигло астрономической величины — 1 миллиона 623 тыс. экз.! В отделе нумизматики музея работали А. В. Орешников, А. А. Сивере, Н. Д. Мец, С. А. Янина, а ныне — А. С. Мельникова, В. В. Уздеников (русские монеты), А. С. Беляков (западные монеты), Н. А. Фролова (античные монеты) и др.

В 1987 г. на Второй Всесоюзной нумизматической конференции нумизматы ГМИИ Н. М. Асавина, Л. А. Заворотная и Г. К. Свинцова сообщили ряд интересных фактов из истории коллекций восточных, русских и античных монет музея.

Не только в Москве или Петербурге, но и в ряде других городов имеются значительные нумизматические собрания.

Остановимся теперь подробнее на нумизматическом собрании Государственного Эрмитажа.

Мы уже говорили об интересе Петра I и ряда русских деятелей первой половины XVIII в. к нумизматике. Эти традиции, а также широкое распространение нумизматического коллекционирования в России. К 80-м гг. XVIII в. в России появилось значительное число нумизматических изданий: статей, путеводителей по Кунсткамере, монографий. В 1770 и 1783 гг. вышло два издания первой специальной работы о медалях — книги Ф. И. Дмитриева-Мамонова.

Конечно, надо учесть, что юность Екатерины II — основательницы Эрмитажа, проходила в Германии — одной из самых «нумизматических» стран в Европе. Приобретение монет и медалей началось вскоре после ее вступления на российский престол. Купленное в 1764 г. «наследство» умершего в Петербурге медальера и резчика камней Л. Наттера содержало значительное количество монет и медалей. В 1771 г. куплен мюнцкабинет М. К. Бремзена, в 1775 г. доставлены монеты и резные камни из Ливорно, нумизматические материалы содержали кабинеты натуральной истории П. С. Палласа и И. Ф. Брэйна. Из Таврического дворца поступили древнеримские монеты, найденные в Портичи, близ древнего Геркуланума, уничтоженного извержением Везувия в 79 г. н. э. После смерти А. Д. Ланского был куплен его кабинет — книги, монеты, медали.

Время до 1787 г. было временем накопления нумизматических памятников. В 1787 г. Таким образом, переломный 1787 г. можно считать началом упорядоченного хранения монет и медалей, т. е. началом монетного собрания Эрмитажа. Преемниками А. И. Лужкова были Е. Е. Кёлер (1765— 1837) и Ф. И. Круг (1764—1844). Первый сделал шаг в развитии античной, второй — русской нумизматики; оба стали академиками.

В начале XIX в, в мюнцкабинете хранилось уже более 15 тыс. монет, а штат его состоял из трех сотрудников. С 1864 г. мюнцкабинет стал самостоятельной частью Эрмитажа, называясь отделением монет и медалей, или монетным отделением. В это время в его коллекциях было ок. 100 тыс. нумизматических памятников, а через полстолетия, в 1917 г. они уже насчитывали четверть миллиона экземпляров.

После окончания Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. отдел нумизматики (так стало называться вскоре после 1917 г. монетное отделение) получил новые помещения на III этаже Зимнего дворца. Выставка отдела заняла стометровую галерею, а также примыкающий к ней зал выставки орденов и медалей. Но и этих помещений, которым могут позавидовать многие музеи мира, с ростом и упорядочением собрания становится мало — в настоящее время здесь ок. 1 100 000 нумизматических памятников, включая монеты кладов и дублеты.

В 1917 г. акад. И. И. Толстым была принесена в дар замечательная русская коллекция его отца. Несколько лет назад много монет и медалей, интереснейшие коллекции значков были переданы Эрмитажу ныне покойным акад. Б. Е. Быховским.

Большое значение для пополнения собрания имело и имеет поступление монетных кладов. В 1898 г. при ремонтных работах на хорах Киево-Печерской лавры был открыт ценнейший клад, и в собрание Эрмитажа влилось множество интересных дукатов и талеров различных стран, в том числе чеканенных в Германии; было в кладе и 232 ефимка. Тогда же был приобретен единственный в своем роде среди кладов Восточной Европы Хотинский клад (до последнего времени неправильно называвшийся Аккерманским), состоявший из значительного количества брактеатов XII—XIII вв. В 1934 г. охотник, раскапывавший нору барсука на одном из притоков реки Паша в Приладожье, наткнулся на большой бронзовый котел, наполненный денариями X—XI вв. Их насчитывалось здесь почти 13,5 тыс. Монеты были чеканены в Англии, Франции, Италии, Венгрии, Чехии, Дании, Швеции, Норвегии, Германии. Все монеты и котел поступили в Эрмитаж. Среди монет много редчайших и даже вовсе не известных.

В настоящее время ОНГЭ имеет несколько отделений: античное (где хранятся и византийские монеты) — 130 тыс. экз.; восточное — 230 тыс. экз.; русское — свыше 250 тыс. экз. (вместе с дублетами); отделение медалей (60 тыс.), орденов и значков. Самое большое — западноевропейское отделение, где насчитывается свыше 330 тыс. монет Европы и Америки.

Долгое время после окончания войны сотрудники ОНГЭ, число которых сейчас достигло 22, занимались восстановлением систематизации монет, возвращенных из эвакуации. Замечательное нумизматическое собрание Эрмитажа было полностью сохранено. Наш долг — назвать имена сотрудников отдела, погибших в осажденном Ленинграде: известный специалист в области античной нумизматики А, Н. Зограф, знаток русской нумизматики А. А. Ильин, нумизматы Е. О. Пру-шевская, С. А. Розанов. Не вернулся с фронта В. М. Неклюдов.

Собрание Эрмитажа широко известно далеко за пределами нашей страны. Специалисты Англии, Франции, Италии, Германии, Польши, Чехо-Словакии, Швеции, Норвегии, США и многих других стран работают в фондах ОНГЭ, прибегают к консультациям его специалистов.

Здесь трудно показать все многообразие нумизматического собрания Эрмитажа, познакомить со всеми редкими и уникальными экспонатами — их слишком много. Мы сможем только охарактеризовать в самых общих чертах некоторые разделы собрания, привести отдельные примеры интересных и редких памятников.

Античное собрание сложилось из ряда замечательных коллекций, кладов и монет, найденных во время раскопок на юге Европейской части страны — в Молдове, на Украине, в Крыму, на Кавказе. В него вошли многочисленные частные коллекции — Е. Е. Кёлера, И. А. Стемпковского (монеты Северного Причерноморья), А. Я. Италинского, С. И. де Шодуара, К. Е. Гейдекена, Ф. А. Аделунга, Л. А. Перовского, И. А. Бартоломея, К. Н. Лишина (фракийская коллекция), Ф. де Сольси, А. А. Сибирского, В. В. Кочубея. В конце XIX в. сюда влилось собрание Кунсткамеры, а после 1917 г. — античные монеты Русского археологического общества, Русского музея и Павловского дворца. В византийское собрание вошли коллекции Фотиадес-паши, А. Б. Лобанова-Ростовского, И. И. Толстого, П. Ю. и Л. П. Сабатье, О. Ф. Ретовского (монеты Трапезундской империи).

В Эрмитаже — самое большое в мире собрание монет Боспорского царства и греко-скифских городов Северного Причерноморья. Особенно замечательны золотые статеры IV в. до н. э., чеканенные в Пантикапее (Керчь). На одной стороне их чрезвычайно реалистичное, в высшей степени художественное изображение сатира. Не менее искусно изображен грифон, стоящий на хлебном колосе (грифон считался хранителем сокровищ, а хлебный колос олицетворял пшеницу — главное богатство Боспора). Значительная часть золотых статеров поступила в Эрмитаж в конце XIX в. из раскопок близ Керчи.

В коллекции византийских монет с большой полнотой представлены чеканка VI—VII вв., серебряные милиарисии X—XI вв., золотая чеканка, среди образцов которой — редкие монеты Филиппика Варды (711—713).

Собрание отделения восточных монет насчитывает более 230 тыс. экз. В его формировании существенную роль сыграли поступившие в Эрмитаж коллекции Д. Н. Неелова, А. Е. Люценко, И. А. Бартоломея, П. П. Шувалова, О. Ф. Ретовского, А. Гранта (бактрийские, кушанские и индийские монеты), акад. В. В. Вельяминова-Зернова, Ф. М. Плюшкина, Н. В. Белозерского (аршакидские монеты), М. А. Пахомова, собрание бывшего Азиатского музея в Петербурге. Если для античных монет Эрмитажа существенное значение имели археологические раскопки, то для восточных монет (особенно куфических и джучидских) — клады. Большая часть прекрасной коллекции сасанидских монет Ирана также происходит из находок, сделанных главным образом на Кавказе. Хорошо представлен чекан Саманидов и монгольских правителей. Однако и другие разделы имеют редкие экземпляры и интересные группы монет. В 1938 г. Эрмитажем был приобретен дирхем прекрасной работы. Оказалось, монета была чеканена политическим деятелем X в. — правителем Азербайджана и Восточной Армении Дайсамом ибн Ибрахимом ал-Курди. Местом чеканки был моиетный двор Арминия (г. Двин). В письменных источниках, относящихся к бурной политической истории Закавказья того времени, много темных мест. Советский нумизмат-востоковед А. А. Быков обратил внимание на монету, собрал сведения о других монетах Дайсама (их в настоящее время известно всего 12). Сопоставление нумизматических и письменных источников позволило установить ряд важных дат, уточнить ход политических событий тысячелетней давности.
Не меньший интерес представляет аббасидский памятный дирхем IX в., происходящий из Шумиловского клада, найденного в 1927 г. в Новгородской области. Дирхем чеканен в 195 г. х. (т. е. в 810/811 г.), монетный двор не указан. Необычная для дирхемов легенда называет имя Умджавад Зубайды, двоюродной сестры и жены знаменитого хЪлифа Харун ар-Рашида. Зубайда известна была, с одной стороны, религиозным фанатизмом, а с другой — щедростью, широкой благотворительностью. Предание приписывает ей основание ряда городов и устройство водоемов и караван-сараев на пути в Мекку. Зубайда родилась в Багдаде в 145 г. х. (762/763 г.); следовательно, редкий дирхем 195 г. х. был чеканен к ее пятидесятилетию.

Интересна также коллекция из 345 монетных штемпелей XIX в. для чеканки золотых, серебряных и медных монет Хивинского ханства.

В основе коллекции дальневосточных монет — частные собрания 3. Ф. Леон-тьевского, П. Н. Стремоухова, П. И. Белавенца, группа монет, приобретенная у С. А. Араповой, монеты, поступившие из бывшего Азиатского музея. Не очень большие китайская (1574 экз.), японская (784 экз.), корейская (747 экз.), вьетнамская (241 экз.) коллекции хорошо и достаточно полно иллюстрируют развитие монетного дела и денежного обращения этих стран. Особое место занимает коллекция серебряных и золотых китайских слитков — ямбов (ок. 600 экз., из них 3 золотых), одна из лучших в мире. 515 ямбов передал в 1934 г. Ленинградский монетный двор, 33 экз. поступили с коллекцией Ф. М. Плюшкина. Ямбы, широко использовавшиеся в китайской торговле нового времени, имеют разный вес, снабжены надписями (даты, вес, географические названия, благопожелания).

Наиболее полна коллекция отделения русских монет. В ней широко представлены все когда-либо чеканенные типы. В состав русского собрания в течение XIX—XX вв. влились коллекции А. А. Вяземского, К. Ф. Шролля, И. И. Толстого (а вместе с ней — монеты Ф. Ф. Шуберта), А. А. Ильина, Публичной библиотеки, Академии наук (это поступление включало в себя ряд более ранних коллекций XVIII—XIX вв., в том числе Ф. И. Круга). В русском отделении хранится много кладов монет и денежных слитков. Русская чеканка началась в конце X в, при князе Владимире Святославиче. Монеты чеканились в Киеве — безусловно, не без влияния соседней могущественной Византии. Золотые и серебряные монеты получили название златников и сребреников. Особенно редки златники. Начало чеканки на Руси синхронно началу чеканки в ряде других европейских государств — в Польше, Швеции, Норвегии, первые монеты которых, кстати говоря, хорошо представлены в ОНГЭ.

Не менее замечателен золотой Ивана III (последняя треть XV в.). Монета чеканена по типу распространенных тогда в международной торговле венгерских дукатов, но надписи — русские. При Иване III Русское государство окрепло политически и экономически, оно начинает играть все более заметную #роль в международных отношениях. Об этом и должна была в первую очередь свидетельствовать золотая русская монета Ивана III, известная пока в единственном экземпляре. Уникальна также золотая монета Ивана III — подражание английским ноблям («корабельникам» русских источников).

Редчайшей является и более поздняя монета — рубль Константина. В ноябре 1825 г. на юге России, в Таганроге, умер император Александр I. Наследовать ему должен был его брат Константин. Однако от своих прав на престол он отказался еще в 1819г. Престол должен был занять следующий брат — Николай. Присяга новому монарху — Николаю I была назначена на 14 декабря. Именно в это время — в ноябре — первой половине декабря — на ПМД отчеканили 5 экз. монеты с именем первоначального наследника — Константина. Известны также 3 экз. монеты без гуртовой надписи. Пробные монеты, 3 пары штемпелей и оловянные оттиски с них до 1878 г, хранились в секретном архиве Министерства финансов. Совпадение момента появления монет с восстанием декабристов (14 декабря 1825 г.) придало константиновским рублям особый, даже таинственный смысл. Очень быстро вокруг их чеканки возникли легенды, появились подделки. Коллекционная цена константиновских рублей все время росла и сейчас достигает значительной цифры. Интерес к этим монетам не исчез и в настоящее время; в 1991 г. вышел в свет сборник «Константиновский рубль. Новые материалы и исследования».

В отделении медалей хранятся работы выдающихся мастеров — Антонио Пи-зано (Пизанелло) (1397—1455), Маттео де Пасти (ок. 1420—1490), Леоне Леони (1509—1590), Бенвенуто Челлини (1500—1570), Магтеуса Гебеля (работал в Нюрнберге с 1526 по 1554 г.), Ганса Рейнхарта (ок. 1510—1581) и др. Интересна и редка немецкая медаль первой половины XVI в. неизвестного мастера со сценами на библейские и евангельские сюжеты. По своему содержанию медаль очень близка к произведениям великих немецких художников того времени — Дюрера, Голь-бейна, Кранаха. Интересна также уникальная памятная уральская золотая плакетка 1803 г. весом 934,1 г. Она была отлита по распоряжению горного начальства из золота вновь открытого золотого рудника на реке Чусовая близ деревни Курганова и преподнесена Александру I. Открыл месторождение местный крестьянин Крылатков, который вскоре после этого тяжело заболел и умер в нищете. Кроме золотой плакетки, в Эрмитаже хранятся аналогичные медали в бронзе и в свинце. Бронзовая медаль была опубликована Я. Я. Рейхелем с неправильным указанием о том, что она изготовлена в честь открытия медных рудников.

Собрание западноевропейских монет — наиболее многочисленное в отделе нумизматики Эрмитажа: здесь более 330 тыс. монет стран Европы и Америки. В основе эрмитажного собрания западноевропейских монет лежат поступившие сюда в различные годы коллекции А. А. Вяземского (1831 г.), В. фан дер Флита и Цама (1836 г., голландские монеты «чрезвычайных обстоятельств»), О. Г. фон Валя (1903 г.), Н. В. Белозерского (1911 г., польские монеты), М. Решетара (1911 г., монеты Дубровника-Рагузы), Ф. М. Плюшкина (1914 г.). Но особое значение для формирования этой части нумизматического собрания имеют коллекции Я. Я. Рейхеля, Строгановых и К. Г. Тиме (медные монеты, токены, счетные жетоны и т. п.).

Весьма малую часть собрания составляют монеты Меровингов и Каролингов. И все же золотых меровингских монет насчитывается ок. 150, среди них и редкие, например, два тремисса с именем св. Элигия (Элуа). Золотая чеканка Каролингов, которая была и так очень мала, представлена несколькими экземплярами, среди которых самый редкий — золотой солид, чеканенный в Дорестаде. Эта монета была экспонирована в 1965 г. на выставке в Ахене, посвященной Карлу Великому. Очень многочисленны монеты X—XI вв., которые часто встречаются в кладах. Об одном из таких кладов — Вихмязском — уже было упомянуто.

В 1961 г. недалеко от места находки Вихмязского клада был найден еще один значительный клад, среди монет которого обнаружен денарий с именем «Флорен-ций». Имя Флоренций часто встречалось у голландских графов, а так как найденный клад датируется концом XI в., монета могла быть отчеканена только графом Голландии Флоренцием I (1049—1061). Открытие такой монеты, оба известные сейчас экземпляра которой находятся в Эрмитаже, значительно передвинуло дату начала голландской чеканки.

Среди монет Вихмязского клада имеются два денария, которые условно были определены Н. П. Бауером как чеканенные в Гандерсгейме либо в Хильдесхайме. На л. с. — погрудное изображение правителя в короне, увенчанной крестом; на о. с. — церковь с двумя высокими и двумя меньшими по высоте башнями; над центральной кровлей храма благословляющая рука.

Предположение Н. П. Бауера о чеканке денариев в Гандерсгейме должно быть решительно отвергнуто. В средневековых источниках название «Гандерсгейм» всегда передавалось с начальной буквы G, а не Н. Время чеканки монеты определяется именем императора Генриха (легенда л. с. читается как HEINRICVS IMPERATOR), но так как Вихм"язский клад был зарыт на рубеже XI—XII вв., то денарий такого типа мог быть чеканен Генрихом II (1002—1024, император с 1014 г.), Генрихом III (1039—1056, императоре 1046 г.) или, наконец, Генрихом IV (1056—1106, император с 1084 г.). По характеру изображения правителя можно было бы остановиться на Генрихе III как на монетном сеньоре, чеканившем интересующие нас денарии.

На денариях X—XII вв. изображение церкви чрезвычайно распространено. Среди них много схематических изображений, но встречаются и довольно реалистические воспроизведения той или иной церкви. Некоторые из немецких нумизматов даже пытались проследить по монетам архитектурную историю местного собора.

Исследуемые нами денарии — прекрасной работы. Изображение церкви очень конкретно. Две пары различных по высоте башен, тонкий рисунок кладки стен и черепицы крыши — все говорит против того, что мы имеем дело с абстрактной схемой. Как правило, на средневековых денариях изображался собор — главная церковь города. Не было ли в истории Хильдесхаймского собора событий, которые могли бы быть поводом для чеканки денариев, по своему сюжету и исполнению выделяющихся среди прочих монет Хильдесхайма XI в.? Известно, что в 1046 г. пожар уничтожил Хильдесхаймский собор, а вновь выстроенный был освящен в 1061 г. и окончательно закончен постройкой в 1079 г. Может быть, один из этих фактов подтолкнул к чеканке денариев? Однако, предположив это, мы сейчас же обнаружим существенное противоречие: и освящение, и окончание постройки собора в Хильдесхайме приходится на те годы правления Генриха IV, когда он еще не принял императорский титул, т. е. до 1084 г., между тем как на наших денариях Генрих назван императором. Следовательно, либо интересующий нас денарий чеканен после 1084 г., либо его надо отнести к монетам Генриха III. Первое предположение маловероятно: во-первых, Вихмязский клад зарыт приблизительно около 1090 г., во-вторых, в 1084—1106 гг., когда Генрих IV носил императорский титул, нам неизвестны какие-либо выдающиеся события в истории Хильдесхаймского собора. Второе предположение подкрепляется характером изображения правителя, как уже выше было сказано, близкого к другим изображениям Генриха III на монетах. Таким образом, денарий, которым мы занимаемся, был скорее всего чеканен в 1046—1056 гг., т. е. в период правления Генриха III. Может быть, после пожара собора в 1046 г. другая церковь была главной для Хильдесхайма? Решение вопроса облегчила фотография модели церкви св. Михаила в одной из работ о памятниках искусства в Хильдесхайме. Деревянная модель была изготовлена в XVII в. Несмотря на перестройки церкви, естественно, имевшие место за семисотлетний срок, ее внешний вид в XVII в. необычайно близок к изображению на монете. Можно утверждать без каких-либо сомнений, что на денариях Вихмязско-го клада — церковь св. Михаила; начатая постройкой в 1010 г., она была закончена и освящена в 1036 г. при Генрихе III, еще не короновавшемся в это время. Но когда в 1046 г. сгорел Хильдесхаймский собор, церковь св. Михаила, вторая по величине и значению, стала на некоторое время главной церковью города и епископства. Благословляющая рука должна была как бы предохранить церковь и Хильдесхайм от участи, постигшей старый собор и монастырские постройки. Публикуемые денарии вероятнее всего были чеканены до начала постройки нового собора в 1054 г., т. е. между 1046 и 1054 гг.

Последующий период — конец XII—XV в. — представлен в эрмитажном собрании не столь богато, как предыдущий. Это легко объяснить; серебряных монет этого времени в кладах СССР, за исключением пражских грошей, монет Польши и Прибалтики, почти не встречается. Германских брактеатов XII—XIII вв. насчитывается в собрании не более 5000 экз. вместе с монетами единственного клада брактеатов — Хотинского. Однако среди монет и этого периода имеются достаточно редкие. Например, монета Ферри Лотарингского (1251—1303), вероятно, чеканенная в 1298 г. Денарий был предоставлен для изучения немецкому нумизмату Густаву Брауну фон Штумму, который его и опубликовал. Что касается золотых монет, то за счет кладов юга и юго-запада нашей страны Эрмитаж имеет отличный фонд ранних золотых флоринов и дукатов, особенно итальянских, венгерских и прирейнской Германии.

Среди германских монет поздней группы можно назвать такие интересные монеты, как магдебургский грошен 1668 г., золотой гульден 1552 г. и 4 дуката 1670 г., чеканенные в Бранденбурге, талер в золоте в честь прусского министра Гойма, падерборнский дукат 1653 г., талер аббатства Торн (Вестфалия) 1563 г., серебряные грошены Дитриха Динслакена. На выставке в Корвее, посвященной искусству и культуре области Везера, в 1966 г. были и монеты из Эрмитажа, в том числе такие редкие экземпляры, как талер 1528 г., чеканенный в Липпе Симоном V (1511—1536), и корвейский талер 1556 г. Рейнгарда II (1555—1585). Не останавливаясь на всех частях Германии, несколько слов можно сказать о Фран-конском округе. Монет Франконии XVI—XVIII вв. в систематизированной части собрания насчитывается более 2000. Выделяются полнотой коллекции монеты Бамберга, Вюрцбурга, Эйхштетта и Нюрнберга. Замечателен подбор золотых монет Нюрнберга — дукатов и их фракций в виде как круглой монеты, так и клипп. Монет Баварии XV—XVIII вв. — ок. 2 тыс. экз. Лучшие части составляют монеты княжества Баварии, архиепископства Зальцбургского (ок. 800 экз.) и г. Регенсбурга. Среди золотых монет последнего имеются многие редкие номиналы в 10 и 3 дуката.

Среди монет Нидерландов, Англии и Франции особенно богато представлены золотые монеты. К коллекции английских монет примыкает коллекция токенов, имеющая более 1500 экз. Каталогизированные монеты Австрии второй половины XV — конца XVIII в. составляют 3 тыс. экз. (включая монеты Чехии, Моравии и Силезии). Собрание исключительно богато талерной монетой, включая редкие монеты в 2 и 4 талера, а также золотом, среди которого тоже много крупных номиналов в 10 и 4 дуката и др. Среди монет моравского чекана 1519—1521 гг. — редкий пятикратный дукат. Отлично представлены в коллекции первые талеры, чеканенные графами Шлик в Чехии. Среди систематизированных монет других стран — монеты Италии конца XV—XVIII в. (11 тыс. экз.) и коллекция польских монет X—XVIII вв. (45 тыс. экз.). В последней — такие редкие монеты, как денарии Мешко I и денарий Болеслава I Храброго со славянской надписью. В золотой части коллекции (более 600 экз.) интересны дукаты Сигизмунда I и хорошо представлены тяжеловесные донативы XVI—XVII вв., среди которых — исключительно редкие экземпляры. В составе коллекций монет Венгрии, Испании, Португалии, скандинавских и балканских стран много редкостей.

В ОНГЭ хранятся также сфрагистические материалы, преимущественно русские: древнерусские вислые печати X—XV вв., чрезвычайно интересные по своим изображениям дрогичинские пломбы (главным образом коллекции Н. И. Болсуновского и Н. П. Лихачева), русские печати XVII—XIX вв. (главным образом коллекции Ю. Б. Иверсена). Есть также западноевропейские и восточные сфрагистические памятники.

Уже вскоре после своего создания ОНГЭ стал не только хранилищем коллекций, но и центром нумизматических исследований. Его сотрудники совмещали свою работу в музее с работой в учреждениях Академии наук, в Археологической комиссии, в Петербургском (Ленинградском) университете. Именно здесь, в Эрмитаже, зародились методика исследования кладов и методы нумизматического исследования вообще. Развитие античной нумизматики невозможно представить без А. Н. Зографа и Л. Н. Беловой, а восточной — без А. К. Маркова, Р. Р. Фасмера, А. А. Быкова. Русская нумизматика многим обязана А. А. Ильину и И. Г. Спасскому, западноевропейская — Б. Кёне, Н. П. Бауеру, А. А. Марковой. Для истории медальерного искусства много сделал Ю. Б. Иверсен.
Вложения
0_15c67f_967de48_XL.jpg
imgpreview.jpg
imgpreview.jpg (13.61 КБ) 153 просмотра
Кто ищет клады,тот редко их находит!А кто не ищет их,не находит никогда! :D43

Ответить

Вернуться в «Разное»